О кино в Воронеже

Судьба и книга | Сегодня, в День кино, мы вспоминаем киноведа Сталя Пензина и рассказываем о его последней книге


Этой книги – «Кино в Воронеже» (2011) он так и не увидел. Она опоздала на считанные часы – сигнальный экземпляр принесли на поминальный стол. Написал её Сталь Никанорович Пензин – кандидат искусствоведения, лауреат премии Гильдии киноведов и критиков, родоначальник, теоретик и практик движения киноклубов и медиаобразования в Воронеже, а для нас, сокурсников, – просто Сталик, добрый товарищ, с которым мы пять лет сидели в аудиториях филфака ВГУ, мёрзли «на картошке».

Потому что нет, не было и, скорее всего, не будет в Воронеже человека, столь бескорыстно и безраздельно преданного искусству Кино и своему городу. И хотя книга задумывалась как учебное пособие для начинающих культурологов и киноведов, читается она как интереснейшее повествование о Воронеже, о людях, об Искусстве.

В то же время это не околокиношный трёп, который даже известные личности выдают то за мемуары, то за киноведение. Это серьёзный и умный разговор доброжелательного собеседника с серьёзными и умными людьми. Книга содержит глубокие размышления, тонкий кино- и литературоведческий анализ. Главное то, что мысли автора и тебя заставляют думать, осмысливать то, что знал, или читал, или видел когда-то. И сравнивать с тем, что болтается сейчас на наших кино- и телеэкранах.

Увы, как бы говорит Сталь Пензин, новым поколениям сравнивать нынешнее (извините, не могу без кавычек) «кино» не с чем: лучшие российские и зарубежные фильмы редко попадают на экраны, а то, что есть… Сталь Пензин и говорит – с чем, и ему веришь, и хочешь снова пересмотреть то, что видел когда-то. И узнать, какую роль играло кино в Воронеже и Воронеж – в кино. Ибо они – неразделимы. Начинается «Кино в Воронеже» после краткого вступления автора, как водится, с истории. С появления в Воронеже кинематографа, с первых «синематографов» - «Биограф», «Ампир», «Гелиос», «Увечный воин». Подробно – о славном прошлом последнего, ныне «Пролетария», который молодняк непочтительно называет «пролёткой», кстати, не зная значения этого слова. О других кинотеатрах, которых в более поздние годы в Воронеже было ни много ни мало полтора десятка, плюс кинозалы в клубах, Домах и Дворцах культуры плюс летние площадки в садах и парках.  И мы идём вместе со Сталем Никаноровичем на «Тимура и его команду» в довоенный «Пионер», в недавнюю «Юность» – на «До свиданья, дети».

С болью пишет Пензин о печальной судьбе кинотеатра «Юность», практически в своей сути погубленного коммерцией и чиновниками. 
А дальше – о фильмах, которые снимались в Воронеже в разные годы, – от хроник 1900 годов до современных работ Станислава Ростоцкого и Василия Панина. И надо сказать, плохих фильмов среди них не было. А «Судьба человека» Сергея Бондарчука и «Белый Бим Чёрное ухо» Станислава Ростоцкого стали классикой. Документальный телесериал воронежца Владимира Герчикова «Кучугуры и окрестности» получил премию ТЭФИ и диплом VII Фестиваля неигрового кино. 


Подробно останавливаясь на этих и ряде других работ, Сталь Пензин не пересказывает содержание, он как бы говорит: «Смотрите – и думайте!». Это вообще характеризует стиль книги – негромкий, без менторства рассказ мудрого человека, знающего о кино куда больше нас и надеющегося на то, что и мы получим и осмыслим эти знания. Далее – рассказ о воронежцах в кино. Нельзя не отдать должное, как умно и тактично, без излишнего пафоса говорит автор о тех, чьи имена вроде бы на слуху, но вдруг обнаруживается, сколь многого мы о них не знали. А если и знали, что из того?

Разве не стоит вспомнить героя воронежской сцены на протяжении многих лет Сергея Папова? Талантливейшего Алексея Чернова? Леонида Броневого, тогда ещё не Мюллера и не Велюрова, но уже любимца нашей публики? А Римма Мануковская, Алексей Эйбоженко? И документалисты Леонид Гуревич, Галина Евтушенко. Связанные корнями с Воронежем Ия Савина, Геннадий Шпаликов, Евгений Габрилович… Нет, не буду перечислять всех и вся, кто оставил свой след в киноискусстве, - это значит бездарно пересказывать то, о чём так талантливо повествует Сталь Пензин.

Необыкновенно ценен его рассказ о воронежских киноклубах и киноуниверситетах, отцом которых был Сталь Никанорович, о значении медиаобразования в современном мире. Многие десятки воронежцев прошли через эту школу прекрасного, некоторым именно клуб десятой музы помог определить судьбу.

И далее – настоящее открытие: глава «Киномир Андрея Платонова». Ибо связями писателя с кино никто из исследователей его творчества серьёзно не интересовался. Здесь и рассказ о многострадальных судьбах его сценариев, и сравнительный киноведческий анализ двух полярно противоположных фильмов, поставленных по одному и тому же рассказу «Река Потудань». Интересно в связи с этим анализируется кинематографичность платоновской прозы, которая сама как бы ложится на экран. И нам вместе с исследователем мучительно больно за судьбу писателя и его творчества.

Не хочу втискивать в узкие рамки рецензии то, что открывает нам автор книги на многих листах. Но не могу не отметить: и это едва ли самое ценное в книге «Кино в Воронеже» - точнейший текстологический анализ двух вариантов платоновского рассказа «Александр Мальцев» – «В прекрасном и яростном мире». То, как это делает Сталь Пензин, - тоже новация: это работа не только кинематографиста, но и филолога.

Автор: Елена Рагозина 
Источник: газета «Коммуна» № 130 (25758), 27.08.2011г.