Дело его жизни 

Он производит впечатление человека, далекого от реальной жизни, во всяком случае - сегодняшней. Еще бы: мир экранных теней для него свой мир. Нет, кажется, ничего, чего не знал бы о кино кандидат искусствоведения Сталь Пензин. По крайней мере, долгие годы знала его в этом качестве. И вдруг мне становится известно, что в результате упорной борьбы ему удалось отстоять несколько гектаров леса в районе агроуниверситета- и лесотехнической академии. Это местечко - единственно ровное среди балок и оврагов - облюбовали для строительства коттеджей для профессуры ВГЛТА. После серии публикаций Пензина решением муниципального Совета Воронежа территория лесопарка в районе ВГАУ-ВГЛТА объявлена «территорией общего пользования природоохранного назначения». Казалось бы, все, решение есть, надо только его выполнять. Деятельность кооператива «Лесная поляна», действительно, на время при­утихла, но после происшедших выборов на поляне вновь началась какая-то подозрительная возня. Видимо, надеются, что пока новая власть разберет­ся в этой частной проблеме.


- Не частной, никак не частной, - говорит Сталь Никанорович. - И так уже сколько зеленых насаждений уничтожено! Вспоминаю довоенный Воронеж - какой зеленый, какой уютный был город! Речка, а не зловонная лужа, делила его на две части, пойменные луга были почти в центре Воро­нежа. Понятно, что город растет, нужно жилье, но ведь можно же разумно все сочетать! В старинном русском городе возводят какие-то готические замки! Все это торопливое частное строительство совершенно не учитыва­ет архитектурного облика Воронежа!

Он горячится, а я смотрю на него и вспоминаю декабрь 1956 года, первое занятие литературного кружка Центрального дома пионеров, кото­рым руководил молодой выпускник филологического факультета ВГУ. Наши споры о книгах и фильмах, чтение своих стихов и рассказов. Другой мир, другое отношение к жизни, так отличное от серости нудной школы.«Мой Лицей» - так называла я про себя наш кружок. И в центре Он - мяг­кий, тактичный, так умеющий разобрать твой опус, что просто крылья за спиной вырастают. Юная душа всегда нуждается в наставнике. Не в ме­лочной опеке - этого юность как раз не терпит, а в деликатном тонком влиянии. И если посчастливится встретить такого человека, то след в душе останется на всю жизнь. Так и остался он для меня - Учителем.

А жизнь Пензина меж тем не баловала. «Одна, но пламенная страсть» владела им с юности - любовь к кино. Он мечтал заниматься им серьезно, изучать его историю, смотреть фильмы великих мастеров, пости­гать особенности этого мастерства. Поступить в аспирантуру ВГИКа ему, провинциалу, не имевшему специального образования, было крайне слож­но. Но он сделал это, через три года защитил диссертацию и стал единст­венным в Воронеже киноведом.

Для чего учится большинство людей? Тем более защищают диссер­тацию? Пензину сам процесс углубленного изучения выбранной профес­сии доставлял и доставляет наибольшую радость. Процесс, а не блага, приносимые должностью.

Заветной мечтой кандидата искусствоведения Пензина было препо­давание истории кино. Самого массового из искусств. Которое в 60-х годах во всех американских и европейских университетах изучалось как неотъ­емлемая часть культуры XX века. Но университетские программы в СССР были составлены, наверное, еще до ленинского декрета о национализации кино. Ничто не в силах было их изменить: история кино как предмет зна­чилась только на киноведческом факультете ВГИКа - и более нигде.

Новоиспеченному специалисту по кино предложили читать курс марксистско-ленинской эстетики. И читал - куда денешься?! Но параллельно организовал крохотный на первых порах киноцентр в ВГУ для желающих изучать историю кино. Из этого киноцентра возник киноклуб «Друзья десятой музы», собравший и объединивший студентов ипреподавателей других вузов, любителей кино. Сотни людей получили возможность приобщаться к лучшим образцам мирового кино, встречаться с приглашенными актерами и режиссерами, обсуждать художественные достоинства фильмов. Это была громадная просветительская деятельность, в которой участвовали уже ученики Сталя Никаноровича. Творческие портреты, кинопанорамы, ретроспективные показы.Значит, потребность была?

В 1971 году в Воронеже открылся Институт искусств. В дипломе, который получали выпускники, в строчке «профессия» стояло «артист те­атра и кино». Заметьте - кино. Значит.А вот ничего и не значит. Может, в Москве и изучают, а у нас в программе «истории кино» нет. Единствен­ный в городе специалист по кино? А пусть он пока почитает марксистско-ленинскую эстетику, а мы пошлем запрос. Может, что и выгорит.

Не выгорело. Так и не дождался доцент Пензин узаконенных часов по истории кино, знакомил с ней студентов на свой страх и риск.

Но тут жизнь сделала резкий поворот, разом перечеркнувший все планы. С «перестройкой» система кинопроката в стране рухнула, киноте­атры начали превращаться в магазины, мебельные салоны и ночные клубы. Казалось бы, рухнуло дело всей жизни.

- Что же сейчас, Сталь Никанорович? Опустевшие кинотеатры, в которые когда-то билеты брались с бою? Американский ширпотреб на теле- и видеоэкранах? Где наш знаменитый киноклуб? Где можно уви­деть фестивальные фильмы?

- Их можно увидеть в киновидеоцентре имени Василия Макаровича Шукшина, директором которого я сейчас являюсь. Он работает в трех мес­тах: ВГУ, педуниверситете и Доме актера. Все просмотры для зрителей аб­солютно бесплатные.

- Бесплатные в наше время? Просто надо подняться в конференц-зал Дома актера и увидеть фильмы, премированные в Каннах, Берлине или Венеции? Но кто-то ведь покупает кассеты — они стоят немалых денег.

- Да, за этим стоит Олег Викторович Берг, бывший когда-то моим слушателем в киноклубе. Он организовал киновидеоцентр. Как видишь, се­мена дали всходы.

- Но ведь фильм на видео и фильм в кинотеатре — большая разница!

- Это так. Но для кинообразования видео даже предпочтительней. Можно остановить кадр, объяснить что-то, прокрутить назад. Понимаешь, это вроде книги: в любой момент снял-прочитал, а тут снял-просмотрел. Как у каждого человека есть библиотечка любимых книг, тут можно иметь библиотечку любимых фильмов.

- А вас не пугает, что большинство кассет — боевики и порногра­фия?

- Всего хватает. Но не уступать же поле битвы! Я продолжаю дело своей жизни: стараюсь средствами кино воспитывать и просвещать. В этом и состоит миссия подлинного искусства, разве нет?

Конечно, да, дорогой Учитель! Но как это трудно.

Л. Романова

Коммуна. - Воронеж, 2001. - 24 мая.

Comments