Самый надежный первоисточник

 

На первом курсе наш куратор Елена Геннадьевна Серебрякова спросила меня, люблю ли я кино и люблю ли наш город. Услышав два положительных ответа, она предложила мне написать курсовую работу по теме «История кинофестивалей в Воронеже». 
Интернет, к несчастью первокурсницы, обладал весьма скромными познаниями в этой области. Из первоисточников была только книга С. Н. Пензина «Кино в Воронеже». Но и ее мне было недостаточно, поэтому Елена Геннадьевна предложила встретиться с ее автором. И уже на следующий день я с планом курсовой, набором вопросов и большим блокнотом ехала в гости к Сталю Никаноровичу. Из книги я знала, что автор ее — человек в возрасте, многое повидавший, любящий свой город и разбирающийся в вопросах кино лучше, чем кто-либо. Оттого и волновалась. Почему-то он представлялся мне таким чопорным, вредным кинокритиком, который все знает, а тех, кто чего-то не знает, заставляет краснеть по этому поводу. Но я ошибалась. Сталь Никанорович оказался радушным и гостеприимным человеком, очень тепло приняв меня у себя дома. Он действительно знал очень много и охотно делился своими знаниями. И делал это легко и непринужденно — за чашечкой чая. 
Я заметила, что Сталь Никанорович, как в книге, так и в своих рассказах, всегда опирался на собственные воспоминания и мысли, а не на цитаты из учебников и словарей. И это придавало какую-то особую весомость всему тому, что он говорил. Возникало ощущение, что перед тобой раскрывается некая летопись. Сталь Никанорович любил вспоминать свое детство, и особенно — каким был наш город в ту пору. Сравнивал его с современным и как-то слегка грустил в этот момент. Разговаривали мы с ним долго, хотя я за все время беседы успела задать лишь несколько вопросов. Сталь Никанорович поделился со мной не только воспоминаниями, но и дополнительными источниками. Он долго их искал среди множества книг и вырезок, которые были у него дома. Вообще в доме у Сталя Никаноровича меня поразили две вещи: огромное количество книг и тренажеры. С книгами вроде бы понятно — у экспертов их мало не бывает. А вот тренажеры действительно удивили. Совсем не современные, домашние тренажеры советской эпохи. Видя, с какой живостью и энтузиазмом Сталь Никанорович повествует о кино, я ни на секунду не усомнилась в том, что тренажерами он пользуется, причем достаточно регулярно. Надеюсь, я была права. 
Так Сталь Никанорович стал самым надежным первоисточником для моего сочинения. 
После этой встречи я достаточно долго осмысливала все, о чем мне рассказал ученый. Начала переписывать свою работу. В процессе исправления несколько раз обращалась с вопросами к нему и всякий раз получала полноценные ответы и новую пищу для размышлений. Именно его книга и его советы легли в основу моей курсовой работы. И хотя выводы о перспективах кинофестивального движения в нашем городе были печальными, знакомство с таким человеком, как Сталь Никанорович, стало для меня лучшим итогом проделанной работы. Ведь я познакомилась с настоящим эрудитом и знатоком своего дела. 

Вероника Шурина, 
студентка факультета философии и психологии ВГУ.