Лучезарный Сталь



Судьба подарила мне возможность почти полвека общаться с удивительным человеком — человеком-легендой, одним из родоначальников нового направления в педагогике — кинообразования, теоретиком и практиком использования художественного фильма в воспитательной работе с молодежью С. Н. Пензиным.
На прошедшем 16 апреля 2012 года втором пленуме правления Союза кинематографистов Российской Федерации, на котором обсуждался вопрос о кинообразовании населения, прежде всего подрастающего поколения, известный кинорежиссер Г. И. Полока с ностальгией говорил о том, как интересно была выстроена система кинообразования в нашей стране в советское время и что надо бы унаследовать сегодня.
60-70-е годы прошлого века были удивительными в плане развития системы кинообразования. Молодые педагоги и киноведы в разных городах и поселках страны в силу того, что бурно развивался отечественный и мировой кинематограф и на экранах появлялось много прекрасных произведений киноискусства, подошли к идее подготовки молодого зрителя к восприятию экранных произведений, ибо каждый понимал, что фильм без зрителя не существует, зритель должен стать соавтором кинокартины. При Союзе кинематографистов СССР были созданы Совет по кинообразованию и Федерация киноклубов и кинолюбителей, которые возглавили выдающиеся деятели кино Н. А. Лебедев, И. В. Вайсфельд, Г. Л. Рошаль, объединившие молодых энтузиастов из различных регионов страны, небезразличных к судьбам подрастающего поколения. Среди этих энтузиастов был С. Н. Пензин — молодой, талантливый выпускник историко-филологического факультета Воронежского университета. Именно он одним из первых в стране создал систему киновоспитания студенческой и ученической аудитории, стоял у истоков известного на всю страну Воронежского киноклуба.
На определенном жизненном этапе Сталь Никанорович понял: чтобы двигаться вперед в решении сложных вопросов киновоспитания молодежи, ее лидер сам всегда должен быть впереди, разбираться в истории и теории мирового и отечественного кинематографа. Поэтому он поступает в аспирантуру ВГИКа. Научным руководителем его диссертационной работы был патриарх отечественного киноведения Н. А. Лебедев.
Вероятно, не случайно в один и тот же (1968) год мы оба защитили диссертации во ВГИКе. Моим научным руководителем был известный киновед Р. Н. Юренев (первый доктор искусствоведения в области кино), а официальным оппонентом — Н. А. Лебедев.
Судьба нас свела с Пензиным на очередном собрании Совета по кинообразованию при СК СССР, который объединил всех энтузиастов киновоспитания молодежи. На заседаниях совета обсуждались региональные подходы к разработке системы использования фильмов в эстетическом воспитании молодежи, обобщался опыт, создавалась целостная система для различных групп молодежи. Выделялись три экспериментальных площадки: Воронеж, Курган, Калинин (Тверь). Встречи членов Совета по кинообразованию были регулярными и проходили в столицах союзных республик, наиболее известных центрах кинообразования (Москва, Рига, Таллинн, Минск, Киев, Алма-Ата, Тбилиси, Ереван, Ленинград, Баку, Курган и др.). На одной из таких встреч, в Риге, молодой энергичный С. Н. Пензин раздавал всем участникам встречи свою книгу «Кино как средство воспитания». Все были в восторге: наш коллега издал книгу по проблемам воспитания зрителя. Затем последовала фундаментальная работа «Кино и эстетическое воспитание: методологические проблемы», в которой Сталь Никанорович предпринял попытку рассмотреть сложные методологические проблемы взаимодействия кино и зрителя. Останавливаю свое внимание на этих двух книгах, которые оказали огромное влияние на формирование системы киноэстетического воспитания молодежи в нашей стране. Потом в печати появятся многочисленные монографии, статьи в различных журналах, газетах, и библиотека Воронежского университета издаст библиографическое пособие с перечнем более 400 наименований уникальных научных работ Сталя Никаноровича.
Мы смотрели друг на друга со стороны без какой-либо зависти. Я всегда думал только о том, как все-таки трудно дотянуться до той планки, которой достиг Сталь Никанорович. Это в какой-то степени было стимулом для поиска новых путей приобщения учащихся к миру искусства. Мы пытались найти точки соприкосновения, пытались использовать опыт коллег в своей поисковой практической деятельности. Перелистывая книги С. Н. Пензина («Кино в системе искусств: проблема автора и героя», «Уроки кино», «Кино Андрея Платонова», «Американское кинопутешествие », «Кино в Воронеже», «Анализ фильма», «Мир кино» и др.), поражаешься эрудиции автора, его способности четко определить эстетическую и этическую грани теории медиаобразования.
Длительное время, начиная с конца 50-х годов, в журналах и газетах «Искусство кино», «Советский экран», «Киномеханик», «Педагогика », «Семья и школа», «Вестник высшей школы», «Учительская газета» «СК-новости» и др. публикуются статьи, в которых Сталь Никанорович с энергией энтузиаста и первопроходца, опираясь на традиционные принципы дидактики, открывает и специфические принципы медиаобразования.
 В течение многих лет Сталь Никанорович собирал уникальную коллекцию фильмов и учебных кинофрагментов, картотеку, методические пособия, определившие основные методы медиаобразования: репродуктивный, эвристический и исследовательский.
Я уже говорил, что в годы советской власти нам удавалось часто встречаться на конференциях, обмениваться мнениями, обсуждать то интересное, что было наработано коллегами, и всегда восторгался оригинальными подходами Сталя Никаноровича к решению сложных задач киновоспитания молодежи. Не случайно С. Н. Пензин стал лауреатом премии Союза кинематографистов (1987) и Гильдии киноведов и критиков России (2002), руководителем научно-исследовательских проектов по грантам Министерства образования и науки РФ (программа «Университеты России», 2002—2005).
Объединили нас 90-е, безумно сложные годы в жизни страны, время разрушения всего того хорошего, что было найдено: рушился кинематограф, исчезли общественные объединения кинолюбителей и др. Но не таков был С. Н. Пензин. Я восхищался тем, как он настойчиво продолжал развивать найденную систему киноэстетического воспитания молодежи в новых общественных отношениях. Именно в это время у нас возникла потребность в переписке. Мы стали обмениваться письмами, рассказывая в них о том, что из найденного ранее удалось сохранить, а над чем новым необходимо интенсивно работать. Тогда, развивая нашу общую идею, я возглавил поисковую работу педагогического коллектива СШ № 14 г. Твери по проблеме «Интеграция основного и дополнительного образования эстетической направленности». Закрывающиеся городские кинотеатры мы перевели на базы школ, используя лучшие фильмы советских времен для просмотра школьниками разных возрастов, определяя при этом критерии отбора фильмов для просмотра, методику работы с ними. Делали мы это совместно, используя письма для обмена мнениями, обобщения найденного, определения перспективы дальнейших поисков.
Переписка была для нас своеобразным видом научных конференций. Итогом стало наше совместное учебное пособие для студентов и педагогов «Фильм в воспитательной работе с учащейся молодежью», большое количество совместных статей в научных сборниках Воронежского и Тверского университетов. Уникальный период нашей совместной творческой деятельности! Между Тверью и Воронежем большое расстояние, с советских времен мы не видели друг друга, но жили одной и той же идеей: сделать все возможное, чтобы в труднейших условиях нравственного разложения общества с помощью СМИ найти способы формирования растущей Личности через систему использования лучших образцов отечественного и мирового кинематографа. Одновременно каждый из нас продолжал анализировать и обобщать опыт друг друга. Итогом являлись многочисленные статьи и рецензии на страницах журнала «Медиаобразование», членами редакционной коллегии которого мы оба стали. Наши письма были своеобразными научными трактатами, они были очень нужны нам, мы ими жили, они восполняли нам недостаток того живого общения, что было ранее, они заставляли нас двигаться вперед, оставаться молодыми в своих поисках. Для меня Сталь Никанорович стал очень близким, дорогим человеком, каждый день с нетерпением я ждал его письма и тут же садился за ответ. Мы не прибегали к электронной переписке, нам был интересен даже почерк. По нему мы узнавали настроение друг друга.
Он был очень талантливым, светлым и добрым — лучезарным человеком. Таким он останется в нашей памяти.

Олег Баранов,
профессор Тверского госуниверситета,
заслуженный учитель России,
член Союза кинематографистов РФ