Он умел удивлять


Со Сталем Никаноровичем Пензиным посчастливилось познакомиться во время работы на радио — однажды у нас на «Маяке» возникла идея создать рубрику, посвященную кино. Уже появилось название — «Киногид». Сразу же обозначилась масса фильмов, о которых хотелось рассказывать слушателям, как лучшим друзьям. Идея была ясна — но мне, начинающей журналистке, откровенно не хватало знаний по теории кино, умения более или менее профессионально и в то же время доступно анализировать фильмы. И тогда знающие люди посоветовали пообщаться с киноведом С. Н. Пензиным.
Совет оказался как нельзя более кстати: Сталь Никанорович был единственным в Воронеже кандидатом искусствоведения, специализировавшимся на кино, и с энтузиазмом, свойственным ему, откликнулся на предложение об участии в передачах «Маяка». Он сразу оценил возможность расширения аудитории желающих получить новые знания о кино. «Понимаете, я больше всего на свете хочу, чтобы люди смотрели хорошее кино, любили его, разбирались в нем», — говорил Сталь Никанорович. Для этого он делал все возможное и даже больше: руководимый им киноклуб «Друзья десятой музы» и в годы «железно занавешенного» западного экрана давал возможность смотреть альтернативное кино.
«Самое главное — это даже не просмотр фильма. Можно смотреть, как в книгу, и видеть сами знаете что… Киноклубы ценны тем, что бурные дискуссии, горячие обсуждения не оставляют человека равнодушным. Это главное».  Педагог Пензин в свое время стал одним из зачинателей и признанных авторов новой научной дисциплины — медиаобразования. Кроме того, десятки лет Сталь Никанорович преподавал историю кино и эстетику в институте искусств и университете, превратив аудитории в кинозалы. А выйдя на пенсию, организовывал учебные факультативы, клубы, преимущественно студенческие.
Не секрет, что хорошее, достойное кино существует как некий особый мир, который живет несколько обособленно от кино коммерческого. Конечно, иной раз и в большие кинозалы попадают фильмы весьма достойные, но процент таковых весьма невелик, как в случае с айсбергом — восемьдесят процентов отличных, ярких, интересных, необычных и нужных фильмов попросту остается за экраном ТВ и киноплексов. Эти ленты можно увидеть в маленьких кинозалах вроде воронежского «Иллюзиона», в видеоклубах, в Интернете, найти по совету друзей. Но для того, чтобы ориентироваться в этом пространстве, необходимы знания, которые и дает новая дисциплина — медиаобразование.
Сталь Никанорович был убежден в киношной безграмотности нынешней молодежи. Поначалу такое отношение коробило, и я пыталась спорить. Дескать, есть такие, кто отличает шедевры от всего прочего. Кто любит красивые фильмы корейца Ким Ки Дука, любимца европейских некоммерческих фестивалей, и ценит сурового русского режиссера Звягинцева, снявшего «Возвращение»... Конечно, Сталь Никанорович, человек интеллигентный и воспитанный, деликатно соглашался с частностями.
Потом я поняла, что неправа — он в отличие от нас знал о кино ВСЕ. Самая продвинутая в этом отношении молодежь против него была так же безграмотна, как школьники против профессора русской литературы. Кино — поистине бездонное искусство. Бесконечное. Он это знал и потому был настроен философски и терпеливо. Как Бергман.
Могу продолжить ассоциативный ряд. Единственный в городе киновед Сталь Пензин был великим интеллектуалом — как и один из его любимых режиссеров Питер Гринуэй. Он был человеком, влюбленным в кино, как Кустурица остается влюбленным в Сербию. Он был немного «старомоден» во взглядах, деликатен и очень обаятелен — как герои фильмов Петра Тодоровского. Он был честен в высказываниях и в отношении к жизни в целом, как великий немецкий режиссер Райнер Фассбиндер.
А еще Сталь Никанорович, при всей его серьезности и интеллектуальности, был человеком, способным удивлять.
…Грядки я обнаружила совершенно случайно — просто выглянула в окно: «Ого, — думаю, — какая толстая клубника! Спелая такая… Огурцы с помидорами тоже будут ничего… Стоп, какая клубника? Какие помидоры? Это же второй этаж!» Потом логика вернула к реальности: «Ну конечно, это крыша магазина!» И наступил черед восхищаться…
 Крыша магазина — это такой простор для фантазии! Помню, в детстве жили в таком доме. Возможность гулять по крыше, как Карлсон, и смотреть сверху вниз на взрослых, на проезжающие машины, на свой двор вызывала недетскую гордость. Но чтобы огород… Это надо к фантазии присовокупить практическую смекалку и желание проделать гигантский труд.
— Сталь Никанорович, а где же вы землю взяли? КАМаз на крышу не загонишь… Экскаватор, что ли, помогал? — Нет, конечно. Землю носили китайским способом, по горсточке. — Давно ли вы открыли такой способ огородничества? — Уже несколько лет едим собственную клубничку, огурчики, помидоры и прочее. Знаете, так хотелось, чтобы рядом с домом был собственный садик... А вот огородик — получился. Дальше разговор пошел о технологии создания огорода на крыше… За что бы ни брался этот удивительный человек — все у него получалось.

Татьяна Бавыкина,
журналист