Пензин С.Н. Кинообразование в университете // Вестник Воронеж. гос. ун-та, 2001. № 1. С.70-73.

Кинообразование в университете

Кинообразованию в ВГУ около тридцати лет. В начале семидесятых годов в университете был орга­низован первый студенческий киноклуб. Чуть рань­ше на журналистском отделении филологического факультета (потом факультет журналистики стал самостоятельным) Б.В. Кривенко начал чтение лек­ций по истории и теории кино. В некоторые учеб­ные годы занятия по киноискусству у будущих жур­налистов проводил автор этих строк.

Кинообразование можно понимать двояко: во-перых, как подготовку в специальных учебных заве­дениях работников кинематографии; во-вторых, как эстетическое воспитание кинозрителей. Мы будем употреблять этот термин во втором его значении.
 

  Друзья десятой музы
Кино молодо, ему чуть больше века, в науке о нем мало терминов. Активный читатель - книголюб. А как именовать активиста-кинозрителя? Кинолю­битель - нечто иное. Что касается союза поклонни­ков «десятой музы», то для него существует чудес­ное звучное слово: киноклуб. Слово знакомо всем, но далеко не каждый его правильно расшифрует. Киноклубное движение - явление многозначное. Это и одна из самых распространенных форм ки­нообразования, помощь кинотеатрам, разновид­ность кинокритики, «занимательное» киноведение, средство общения, способ проведения досуга. На­верное, у него есть и другие полезные «роли». Для всех, кто когда-либо его посещал, киноклуб - воз­можность быть причастным к искусству, один из удачных опытов эстетического самовоспитания, приобщения к миру прекрасного. Формула киноклу­ба проста: высокое искусство плюс общение.

Кино подарило нам удовольствие наслаждаться искусством вместе с друзьями. Наверное, каждому знакомо чувство, когда хочется, чтобы твой восторг от леса, от моря, от интересной книги разделяли дру­гие. Книга тем не менее оставляет нас в одиночестве, о хоровом чтении не слышно. Иное дело фильм.

Общепризнана радость от участия в процессе создания картины: ты написал сценарий, поставил фильм, сыграл в нем роль, снял его, с экрана звучит твоя музыка... Но есть еще один вид творческого удовольствия – когда ты показываешь фильм, делишься с другими самым дорогим и сокровенным. Фильм пролежал бы на полке, но благодаря тебе его увидят те, кто никогда о нем не слышал. Удовлетворение учителя, открывающего мир своим воспитанникам. Впервые я испытал это чувство в семидесятом году: вместе со студентами ВГУ приехал тогда на уборку урожая в совхоз «Рогачевский». После ужина ребята тянулись в школу, где я расположился с кинопроектором «Украина». Показывал фильмы «Я - Куба», «Республика Шкид», «Я родом из детства», «Иваново детство», «Тени забытых предков» и другие. Когда не было дождя, сеанс устраивался прямо на улице. Экраном служила белая школьная стена. Стрекотал аппарат, крутились бобины, не шелохнувшись сидели студенты. Над нами было звездное небо, и я понял, что счастье многолико...

Время от времени я пытался вызвать студен­тов на откровенность, втянуть в беседу о просмот­ренных фильмах. Но обмена мнениями не получа­лось. Мои слушатели как-то конфузливо замыкались или отделывались самыми бесцветными фразами. У ребят не было навыка формулировать впечатле­ния от увиденного. Вернувшись в университет, ре­шил организовать студенческий киноклуб.

Я рассчитывал, что на объявление откликнутся в первую очередь филологи, журналисты. Большин­ство записавшихся оказалось физиками, математи­ками. Наши занятия-просмотры проводились в акто­вом зале главного корпуса, в котором функциониро­вал тогда филиал кинотеатра «Спартак». Для пер­вого совместного мероприятия со «Спартаком» был выпущен буклет-программа просмотров 16 «старых» картин. В нем - кратчайшая история послевоенного кинематографа: сведения из биографий С. Герасимо­ва, А. Тарковского, В. Шукшина, Ю. Солнцевой, Г. Шенгелая
,  А. Кончаловского, Ф. Феллини, Б. Уайлдера, Х.А. Бардема, К. Синдо, С. Поллака, К. Хофмана, С. Крамера, других режиссеров, фильмографичес-кие данные. Причем сделано это было не для удов­летворения любопытства; мы приучали студенче­ство, что фильм - это прежде всего произведение искусства, у него есть автор, которого необходимо знать. 

О картинах, предложенных для просмотра, мно­гие наши зрители никогда не слышали. К примеру, никто не видел французский фильм «Запрещенные игры». Зрители разворачивали наш буклет, чита­ли: «Рене Клеман (р. в 1913 г., - прогрессивный французский режиссер. Работал мультипликатором, оператором-документалистом. В 1939 году поста­вил кинокомедию «Позаботься о левой» с участи­ем Ж. Тати. В годы второй мировой войны был свя­зан сдвижением Сопротивления железнодорожни­ков, которым посвятил фильм «Битва на рельсах» (1946). Помимо этой ленты большим успехом у на­ших зрителей пользовались его картины «У стен Малапаги» (1949), «Жервеза»(1956)>>. Если учесть, что перед демонстрацией обязательно были всту­пительные слова Г. Евтушенко, Т. Быбы, Н. Тарасенко, Э.Кистерева, О.Берга, М.Гуревича и других активистов киноклуба, подобных сведений оказы­валось вполне достаточно, чтобы привлечь внима­ние к талантливому деятелю кино.

На большом экране мы смотрели фильмы, кото­рые выписывали в областной конторе кинопроката, а в одной из аудиторий корпуса № 2 на пл. Лени­на, 10 - узкопленочные ленты, которые привозили на кафедру французского языка стажеры из Фран­ции. Вскоре в клубе не было милее занятия, чем диспут. Отстаивая свое мнение или вслушиваясь в контрдоводы старших (к нам стали заглядывать А.Валагин, В.Свительский, Б.Свешников, другие преподаватели и профессора), студенты вскоре поняли: на одних суждениях «нравится - не нра­вится» далеко не уедешь. Стали понемногу знако­миться с теорией и историей кино. Деканат факуль­тета общественных профессий, при котором чис­лился киноклуб, несколько раз командировал боль­шие группы клубников на Московские международ­ные кинофестивали, на всесоюзные слеты киноклу­бов в Пущине, Харькове, другие города.

Первокурсники-филологи и третьекурсники-физи­ки давным-давно стали самостоятельными специа­листами, вырастили своих детей, но о студенческом клубе вспоминают как о важной части своей жизни.

Инженер В.Д. Попело:

«Киноклуб кардинально воздействовал на фор­мирование моего мировоззрения, он расширил круг интересов (фактически открыл искусство и громад­ную область гуманитарных знаний), а также повли­ял на мою профессиональную деятельность, весь­ма далекую от киноискусства. Киноклуб дает воз­можность творчества, восполняет его дефицит. Только здесь я понял, что восприятие фильма - на­правленный и непрерывный процесс».

Режиссер-документалист Г. Евтушенко:

«Одна треть моей жизни связана с киноклубом. Самая значительная. Именно киноклуб дал мне пу­тевку в жизнь. В нем формировались мои вкусы, пристрастия, взгляды. Мы учились говорить, мыс­лить (не только кинематографически), давать оцен­ки. Часы наших занятий в клубе - счастливые и же­ланные. В яростных спорах формировалось умение рассуждать об искусстве, умение отличать стоящие картины от пустышек. Киноклуб оказал решающее влияние на мой выбор работы. Ныне я связана с кино профессионально.»

Мой друг видео

  Кинообразование возможно при наличии опре­деленных условий:

·       контингента учащихся;

·       преподавателей;

·       средств обучения;

·       теории;

·       заинтересованных организаций.

Все они (здесь названы важнейшие, фактически их больше) связаны друг с другом, образуя сложное единство. Достаточно выпасть одному звену - цело­стность рушится, кинообразование неосуществимо.

Источники, из которых студенты черпают знания, в педагогике именуют средствами обучения. В кино­образовании в их роли выступают прежде всего филь­мы - основной источник знаний. Фильм (или фраг­менты из него) объединяет все три способа обучения (словесный, наглядный, практический); он одновре­менно служит предметом изучения, источником само­стоятельных знаний, техническим средством обуче­ния. Без систематических просмотров никакой кино­клуб или факультатив (кинолекторий) немыслимы. Фильм в кинокурсе способен выполнять главную и факультативную функции. В первом случае - это просмотр картины и ее обсуждение. Во втором - ки­нолекции, тематические киновечера, творческие портреты, киновикторины, кинопанорамы и т.д.

О кино рассказывать на пальцах невозможно, нужны фильмы, фрагменты из них, учебные ленты о киноискусстве. Но в вузах как не было фильмо­тек с набором киношедевров, так и нет. К счастью, выход из положения предоставил технический про­гресс, подаривший нам видео с его чудесными воз­можностями.

Большинство деятелей кинообразования так или иначе равняется на преподавание литературы. Но там все проще и для педагога, и для студента. Во-первых, книга предназначена для индивидуаль­ного пользования; читая и перечитывая, мы полу­чаем возможность обращаться к тексту, к конкрет­ным страницам, цитировать нужные места. Во-вто­рых, в нашем распоряжении общедоступные книго­хранилища - библиотеки учебных заведений. В кино практически нет индивидуального доступа к филь­мокопии. Иное дело видеотехника. Перечислю крат­ко преимущества, которые получает сегодня педа­гог.

С помощью видео он может:

·       В демонстрации фильмов не зависеть от мест­ной конторы кинопроката или от кинотеатра.

·       Использовать фрагменты из фильмов в каче­стве иллюстраций для рассказов о киноискусстве.

·       Когда нужно, останавливать изображение, убыс­трять или замедлять его, легко возвращаться назад.

·       Развивать творческие способности учащихся, предоставляя им возможность самостоятельно под­бирать иллюстративный материал.

·       Создавать самому вместе с учащимися учебные ленты.

·       Переписывать необходимые фильмы, пополняя фонд собственной или институтской видеотеки.

·       Записывать нужные программы ТВ.

·       Обмениваться всем этим материалом с колле­гами из других вузов и городов.

Здесь упомянуты простейшие операции, а есть и более сложные, требующие камеру или другую спецаппаратуру, чтобы снять на видео преамбулу к фильму, диспут, смонтировать этот видеоматериал, перевести обычный кинофильм на видеокассе­ту. В прессе не утихают споры о видео: вред это или польза для молодежи? Первый ответ: экзоти­ческая диковинка, залетевшая к нам из электрон­ных джунглей, - культуроразрушающая сила. Тако­во мнение стражей традиций административной системы, которых в панику повергла мысль, что кто-то может смотреть образцы «важнейшего из ис­кусств» без санкции свыше. Второй: видео - культу-ротворческая, культуросозидательная сила. Рас­пространение видео в нашей стране не случайно совпало с временем, начавшимся под знаком де­мократизации, гласности. Солидарен с авторами, которые считают, что видео - средство освобожде­ния зрителя от бюрократической диктатуры в сфе­ре духовной жизни, окно, прорубленное в мировую экранную культуру. Другое дело - как мы этим вос­пользовались? Что смотрит молодежь, на что тра­тит драгоценное время и деньги?

Достаточно зайти в любой магазин видеотехни­ки и почитать названия на пестрых обложках ли­цензионных кассет, которых тысячи и тысячи. Трил­леры, вестерны, детективы, боевики с их бесконеч­ными погонями, драками, стрельбой из всех видов оружия. Фильмы ужасов и катастроф, бездарные комедии, слезливые мелодрамы. Редко-редко мель­кнет название серьезной ленты, почти никогда -работы выдающихся мастеров...

Почему так? Отчего изобретение, объединив­шее плюсы книги и фильма, призванное резко дви­нуть вперед искусство и зрительскую культуру мо­лодых отбрасывает многих из них назад, насажда­ет примитив и пошлость, служит не на пользу куль­турному прогрессу, а во вред ему? К тому же высту­пает хронофагом, расхитителем времени. Техника, разумеется, не виновата. Причины в ином. Мне воз­разят: коммерческие ленты - это не всегда плохо. Согласен. Тем не менее надо понять побудитель­ные причины подобных предпочтений. Когда фильм выступает как товар, продажная единица, его вы­бор определяется дефицитом. Ну а развлекатель­ные жанры никогда не числились у нас среди про­цветающих. Вторая причина связана с уровнем зри­тельской культуры. В кинотеатрах (которых стано­вится всё меньше) «Кинг Конгами» и прочими бое­виками (преимущественно голливудскими) зачастую оттеснены серьезные произведения, им достаются редкие сеансы, клубные просмотры. Тот, кто мог бы стать поклонником серьезного кинематографа, час­то не догадывается о его существовании. В глазах населения (особенно молодежи) кино становится одним из способов приятно убить время. Любители проблемного искусства отдают предпочтение книге, театру, в кино перестают ходить. В итоге в «видео­вольнице» правит бал кич, ремесленные поделки.

Что делать? Как быть? Обидно и досадно, что чудо века отдается порой на откуп торгашам. Так родилась идея альтернативного студенческого ви­деолектория. С 1993/94 учебного года кафедрой культурологии ВГУ организовано чтение спецкурса

«Кино и книга». Закономерны попытки ввести в вузе не автономный факультатив, у которого мало шан­сов на реализацию в условиях сверхперегрузки сту­дентов, а присоединить его к одному из гуманитар­ных предметов, в данном случае - к литературе. Первоначально спецкурс «Кино и книга» был адре­сован студентам факультетов филологического, романо-германской филологии и журналистики, но вскоре его занятия стали посещать и будущие ма­тематики, физики, химики. Первое, что обычно при­ходит в голову преподавателю-словеснику, - ис­пользовать на занятиях фильмы-экранизации. Мы пошли иным путем: поставили целью одновремен­ное развитие читательской и кинематографической культуры эстетического восприятия.

Темы наших занятий - творчество выдающих­ся мастеров кино, основные направления современ­ного кинематографа, его виды и жанры. Предпоч­тения отдаю фильмам, о которых все много слы­шали, но не видели (призеры «Оскаров», «Ник», международных кинофестивалей и т.д.). Принципи­альная особенность спецкурса - добровольность. Это предъявляет дополнительные требования к его методике: никакого принуждения в виде оценок, эк­заменов и т.д. Чтобы заинтересовать студентов, в рамках факультатива регулярно проводились сле­дующие циклы занятий-просмотров: «Новое россий­ское кино», «Мастера мирового кино», «Киномузей (киноклассика)», «Современный киноавангард», «Фильмы о молодых, фильмы для молодых» и др.

К сожалению, видеотек в вузах нет. Помочь кино­образованию решил выпускник физфака О.В. Берг. В 1997 году им организован киновидеоцентр им. В. Шук­шина, задачи которого - распространение знаний о киноискусстве, популяризация лучших произве­дений отечественного и мирового кино. Киновиде­оцентр им. В. Шукшина дает возможность проводить занятия о киноискусстве не только в ВГУ и педуни-верситете, но и в Доме актера. Последнее обстоя­тельство очень важно. Ведь вуз должен сориентиро­вать выпускника на непрерывное образование, в том числе и после окончания вуза. Лучшая форма для продолжения кинообразования - киноклуб.

Спецкурс «Основы киноискусства»
Состоявшаяся в конце мая 2000 года в ВГУ меж­вузовская конференция «Актуальные проблемы гу­манитаризации высшего образования» послужила новым импульсом для развития университетского кинообразования. Речь шла о том, какими будут в XXI веке российские инженеры, учителя, юристы, офицеры: узкими специалистами или интеллигент­ными, эрудированными, воспитанными людьми. На конференции было предложено больше внимания уделять эстетическому воспитанию студентов, ис­пользуя художественное творчество в учебно-вос­питательном процессе. В этой связи киновидео­центр им. В. Шукшина выступил с предложением организовать экспериментальные занятия факуль­татива «Основы киноискусства». На предложение откликнулся деканат романо-германской филоло­гии, включив новый элективный спецкурс о киноис­кусстве в расписание 4 курса на 2000/01 учебный год. 5 октября состоялась презентация нового спец­курса; стать его слушателями записалось 70 четве­рокурсников.

Занятия спецкурса проводились по программе «Основы киноискусства». При ее разработке учи­тывались специфические особенности экранного искусства. В кино зритель как бы выключается из собственной жизни и вступает в другую - «чужую», становится соучастником героя или идентифициру­ется с ним. Когда превращение осуществляется легко и непринужденно, человек испытывает эсте­тическое удовольствие от просмотра; если все про­тивится подобному переходу, фильм отвергается... Но в современном кинематографе все чаще появ­ляются произведения, которые не требуют от си­дящих в зале перевоплощения в персонажей. На первый план тогда выступает не семантическая, а эстетическая информация; зритель, которого при­глашают не в соучастники героя, а в соавторы, ос­тается в позиции стороннего наблюдателя.

Здесь возможны два варианта:

·       зрители с низким уровнем эстетического раз­вития фильм не примут;

·       те, у кого высокое эстетическое развитие,получат полноценное эстетическое удовольствие.

Варианты первой позиции проходят под деви­зом «зритель - герой», т.е. зритель воспринимает происходящее с точки зрения героя; второй пози­ции - под девизом «зритель - автор», другими сло­вами, зритель уподобляется автору, смотрит на все его глазами. В последнее время возникла третья модель, самая сложная: «зритель - герой - автор». Автор и герой тяготеют к совмещению (полностью это в кино, в отличие от литературы, не происхо­дит). Автор - действующее лицо, он же - рассказ­чик. Наиболее распространенный термин для дан­ной модели - авторский кинематограф. Мы его име­нуем интровертивным кино, ибо ведущий его при­знак - изображение внутренней жизни с помощью экранного внутреннего монолога.

Для полноценного восприятия фильма и первой позиции («зритель - герой») и второй («зритель -автор») требуется высокий уровень эстетического развития. Фильмы третьей позиции («зритель - ге­рой - автор») предъявляют повышенные требова­ния. Спецкурс «Основы киноискусства» призван последовательно поднимать уровень эстетическо­го развития студентов, помогать полноценному эс­тетическому восприятию кинопроизведений, добива­ясь, чтобы молодой человек был способен и сопе­реживать героям, и наслаждаться мастерством ав­тора. Вот почему на занятиях спецкурса основное внимание уделялось авторскому кинематографу -выдающимся мастерам кино и их произведениям.

Спецкурс «Основы киноискусства» рассчитан на два семестра; предварительные итоги подводились на зачете в зимнюю сессию. Я попросил в письмен­ном виде ответить на три вопроса. Первый: «Каких вы знаете режиссеров Франции (для студентов французского отделения), ФРГ (соответственно -немецкого) и Великобритании, США (английского)?» Как и предполагал, большинство называло только тех режиссеров, о которых рассказывал на заняти­ях, чьи фильмы успел показать. «Мне очень инте­ресно кино как вид искусства. Но, к сожалению, не всегда удается запомнить фамилии режиссеров. Тем более что наше ТВ не изобилует фильмами достой­ного качества» (М. Пышкина). «К своему стыду, ге­ниев кинематографа Англии, США не знаю. Можно, конечно, посмотреть и выписать какие-то фамилии из словарей и энциклопедий, но все равно я бы не рискнула сказать, что знаю их, т.к. за каждым име­нем должно что-то стоять» (А. Кузнецова).

Ответы на второй вопрос («Расскажите подроб­нее об одном из режиссеров, с которыми познако­мились на занятиях спецкурса») свидетельствова­ли, что студенты искренне заинтересованы в кино­образовании. Рассказывая о творчестве того или иного режиссера, вспоминали его фильмы, которые видели раньше: «Интересным режиссером нахожу Ф. Шлендорфа, который прославился экранизаци­ями Бёлля, Пруста, Фриша, Грасса. Одна из его главных тем -тема войны. Мне запомнилась экра­низация романа М. Фриша «Хомо Фабер», которую мы смотрели на занятии немецкого языка. Прочи­тав роман, мы сравнивали его с фильмом Шлен­дорфа. Часто, прочитав книгу, не хочется смотреть кино, т.к. режиссеры, как правило, многие интерес­ные моменты-эпизоды опускают или заменяют дру­гими. Этот же фильм посмотрела с удовольствием, т.к. автор сохранил основной сюжет. Главный ге­рой (его внешность, манера) почти полностью сов­пал с образом, который сложился у меня при чте­нии книги. Когда смотрела это кино, то переживала за героев, радовалась и огорчалась вместе с ними. Можно выделить несколько тем в этом произведе­нии: страдания людей во времена нацистов, тема ответственности людей, человеческая трусость, за­висимость детей от родителей, эгоизм и т.д. Я с удо­вольствием бы посмотрела другие фильмы этого режиссера» (Я. Курлыкина).

«Третий вопрос носил игровой характер: «Какой фильм вы подарили бы друзьям на Новый год?» От­веты продемонстрировали широкий спектр вкусовых пристрастий. Я понял, что одних лишь лекций и про­смотров недостаточно, надо срочно подготовить учебное пособие к курсу «Основы киноискусства».

Наука о воспитании всегда имела дело с идеа­лом, советовала, как сформировать совершенную личность. Кинообразование призвано дать пред­ставление об идеальном кинопроцессе, развивать у студентов общеэстетическую культуру, формиро­вать у них эстетические взгляды, вкусы, идеалы.


С. Н. Пензин 
доцент, член Союза кинематографистов России