Кино как предмет для изучения

 

Николай Александров: «Помочь свободно ориентироваться в лавине информации, которую нам усердно поставляют средства массовой коммуникации, поможет введение соответствующей дисциплины в учебную программу»

Интервью газете «Воронежский университет», 31 августа 2005г.

 

– Сталь Никанорович, вы представляете в университете новое направление в педагогике – медиаобразование. Что это за наука?

– Современный мир трудно представить себе без медиа: это средства массовой коммуникации (пресса, TV, кинематограф, радио, звукозапись, Интернет). Медиа сегодня – это одна из важнейших сфер в жизни людей всей планеты. Социологи, к примеру, подсчитали, что человек, проживший 75 лет, ровно девять из них тратит на то, чтобы… смотреть телевизор! А современный школьник тратит на общение с медиа более шести часов в день. Вот почему, начиная с 60-х годов ХХ века, в педагогической науке сформировалось направление «Медиаобразование», призванное помочь школьникам и студентам лучше ориентироваться в мире медиакультуры, освоить язык СМИ, уметь анализировать медиатексты и т. д. В общем, медиаобразование – это процесс развития личности с помощью и на материале средств массовой коммуникации (медиа). Кстати, медиаграмотность защищает юную личность от агрессии медиа и помогает использовать себе на пользу возможности информационного поля TV, кино, радио, прессы, Интернета.

Но все непривычное встречается вначале в штыки. Вспомним, как генетика, кибернетика и другие науки вынуждены были вести полуподпольное существование, как подвергались гонениям их представители. Был подобный период и у медиапедагогики, но сейчас она занимает все более прочные позиции в общественном сознании. Она наконец-то обрела статус вузовской дисциплины.

– А у нас в университете?

К чести ВГУ, здесь сразу же оценили новшество. Педагоги ВГУ поняли, что традиционным передатчикам информации для разбега требовались тысячелетия, а новые – кино, фотография, TV и т. д. внедряются в нашу жизнь с космической скоростью. Медиаобразование у нас опирается на богатый опыт использования кино в учебно-воспитательном процессе. Напомню, что в Воронежском университете были созданы лаборатории ТСО, кинофотостудия, телестудия, 15 лет регулярно проводились межвузовские смотры-конкурсы «Учебный экран», выпускались сборники и монографии, посвященные учебному кино, читались спецкурсы по истории кино, функционировал один из лучших в стране студенческих киноклубов. В конце 60-х годов на основе 51-серийного телефильма «Летопись полувека» были смонтированы и тиражированы для вузов страны учебные кинофрагменты по новейшей истории.

А сейчас?

– В университете 11 лет существует кафедра культурологи, и все эти годы ведется кинообразование студенчества – с помощью факультативных курсов «Кино и книга», «Основы киноведения».

Начиная с 2002/2003 учебного года, на III курсе отделения культурологи факультета философии и психологии читается обязательный курс «Кино и современность». Студенты разных факультетов выбирают кинематограф темой своих курсовых и дипломных работ. Например, в этом учебном году на факультете романо-германской филологии одна из курсовых была посвящена творчеству немецкого кинорежиссера Р. -В. Фассбиндера. Успешно прошли защиты дипломных работ по истории советского кино 20 – 30-х годов (исторический факультет), экранизациям А. Н. Островского (факультет философии и психологии).

– Значит, у наших студентов есть интерес к изучению кино?

– Еще какой! Приняв зачет по курсу «Кино и современность», я задал студентам вопрос: «Нужно ли кинообразование в качестве предмета в университете?» Оказалось, что очень нужно!

Лет 15 назад был неправомерно поставлен знак равенства между идеологией и воспитанием. В результате, «вместе с водой выплеснули и ребенка». Теперь спохватились, и вопрос формирования личности будущего специалиста вновь стоит на повестке дня.

Конечно, настоящий педагог обязательно является одновременно и воспитателем. К примеру, блестящий геолог во время практики у студентов обязательно дает и образец поведения… Но стоит ли рассказывать студентам о том, «что такое хорошо и что такое плохо»? Боюсь, что на это просто нет времени.

И, если раньше основным инструментом воспитания была книга, то теперь печатный текст утрачивает привлекательность для молодежи, ее интерес сосредоточен на экране. Не знаю, преследуются ли там политические цели, но не сомневаюсь в том, что ради получения прибыли идет процесс сознательного оглупления молодежи. Возьмите, хотя бы, рекламу пива или одежды в глянцевых журналах и на телевидении. Это очень зрелищная продукция, рассчитанная на мозги второклассника. А бесконечные фильмы о киллерах, то есть убийцах?

– Вы предлагаете вернуться к запретам?

– Нет, «запретный плод» очень привлекателен. Тем более, что в наше время это и практически недостижимо. Я предлагаю поступить наоборот: взять те масс-медиа, которые обвиняются в растлевании личности, на вооружение и именно с их помощью вести настоящее воспитание. Для начала, с помощью кино. Но не того, которое занимает, в основном, сейчас экраны кинотеатров и лучшее время на телевидении, а настоящего!

Это так называемое авторское кино. То есть, серьезное, то кино, которое позволяет отделить добро от зла. Ведь абсолютно все недостатки в нашей жизни (я имею в виду всю планету) происходят от того, что подчас торжествует зло. А человеку надо открывать глаза на добро.

К примеру, у нас в этом году была развернута широкая кампания по празднованию 60-летия Победы. Какие тут богатейшие возможности у кино! Я имею в виду и лучшие наши фильмы (как прошлых лет, так и новинки): «Свои» Д. Месхиева, «Папа» В. Машкова. Можно организовать фестиваль зарубежной классики о минувшей войне, показать «Лили Марлен», «Замужество Марии Браун» Р. -В. Фассбиндера, «Жестяной барабан», «Огр» Ф. Шлендорфа, «Корчак», «Канал» А. Вайды, «Враг у ворот» Ж. -Ж. Анно – да все и не перечислить… Никакое искусство не сравнится тут с возможностями кино. И это относится абсолютно ко всем темам и проблемам.

– Есть же и противники воспитания, которые считают это недопустимым давлением на юную личность…

– Совершенно верно. Воспитание – это манипулирование людьми. К чему это приводит – мое поколение убедилось на собственном опыте… У кино в этом отношении есть преимущество: экран дарит свободу выбора. Ты сам решаешь, на чьей ты стороне, с чем согласен, а с чем – нет. Фильм дает материал для размышления, а выводы каждый должен делать самостоятельно.

Я убежден: если полностью снять воспитание с повестки дня, на всем протяжении обучения человека (в детском саду, в школе, в вузе), то эволюция повернется вспять, мы можем вернуться во времена дикости!

Не буду говорить о высоких материях, просто скажу о том, что кто-то должен сообщить молодому человеку правила поведения в обществе, научить «бонтону».

– Кино должно давать примеры для подражания?

– Я думаю, что наивны рассуждения о прямом влиянии экрана на поведение молодежи: посмотрит, дескать, юноша боевик или триллер, – и сам пойдет грабить и убивать. И наоборот.

Я имею в виду нечто иное. Серьезные фильмы – равно как и книги, спектакли – побуждают к размышлению о жизни. Повторюсь: я не сомневаюсь в том, что в нашем университете хорошо обучают выбранной профессии. А вот учат ли жить? Формула жизни сводится к сложным взаимоотношениям с самим собой, с окружающими людьми – в семье, на работе, с друзьями, с соседями, с родными, с сослуживцами.

Любой из нас в молодости наломал достаточно дров, прежде чем начал хоть немного ориентироваться в этом запутанном лабиринте. А ведь список тех людей, с которыми сталкиваешься, можно продолжать до бесконечности: тут и земляки-воронежцы, и соотечественники из других городов и весей, жители других стран.

Простой, к примеру, вопрос: почему сказочные достижения в науке и технике минувшего века сопровождались невиданным взлетом жестокости? 60 лет назад, когда кончилась война, мы думали о том, что все, с войнами покончено, народы поумнели. Ничуть не бывало! И сегодня, на старте нового века, приходится констатировать: эскалация насилия продолжается.

– Мы перешли к темам морали?

– Я разделяю мнение о том, что сегодня проблема нравственности выходит на первый план. Пять лет назад в университете прошла научно-методическая конференция «Актуальные проблемы гуманитаризации высшего образования», которая произвела на меня большое впечатление. Термин «гуманитарный» переводится просто: «человечный». На конференции и шла речь о том, что необходимо как-то «очеловечить» процесс, который недаром назван учебно-воспитательным. Учеба отлажена, а до воспитания руки часто не доходят.

– Что конкретно Вы предлагаете?

– С нового учебного года я планирую такой эксперимент: организовать киновидеоклуб на факультете компьютерных наук. У этого факультета и у медиаобразования общая символика – экран. Я прочитал в вашей газете интервью с деканом ФКН Э. К. Алгазиновым («Сессия – это для двоечников!»), и понял, что Эдуард Константинович – это тот человек, который поддержит медиаобразование как новое направление в университете.

Так оно и произошло! На факультете есть поточная аудитория, оборудованная современным видеопроектором, что очень важно для знакомства с киноискусством.

– Но студенты и без того перегружены. К тому же, у многих из них есть телевизор, магнитофон, компьютер…

– Вы правильно уловили главный контраргумент: большинство студентов будет относиться к киноклбу именно как к «хронофагу», расхитителю времени. Ведь подавляющее большинство людей связывает «кино» с отдыхом, с развлечением. А киноклуб – это серьезное кино, авторское, поднимающее вечные проблемы. Как у князя Андрея из «Войны и мира»: что есть жизнь, что есть любовь?

– Не боитесь такими фильмами отпугнуть студентов?

– Скучно обычно то, что непонятно, чего не знаешь. Как и в любом сложном деле, искусству быть кинозрителем нужно долго и терпеливо учиться. На протяжении всех десятилетий, что я занимаюсь медиаобразованием, приходится сталкиваться с субъективными трудностями, связанными с особенностями студенческой аудитории: у большинства нет элементарных знаний по истории и теории кино. А потребности в серьезных фильмах кинотеатры и TV у них не выработали.

Но это дело поправимое.