Сталкер, в памяти живущий 

Известный воронежский культуролог и педагог Сталь Пензин был подлинным служителем киноискусства

Прочитав в одной из газет статью об ушедшем недавно Стале Никаноровиче, я был изумлен тому, что в ней он был представлен чуть ли не диссидентом, борющимся с советским строем... Подобные утверждения кажутся странными, ибо вся творческая деятельность Сталя Пензина проходила среди его коллег, учеников и друзей. Более сорока лет подвижничества этого просветителя, издававшиеся им книги, бесчисленные публикации в прессе, все его незабываемые мероприятия, находившие живой отклик людей – свидетельствуют только о том, что рядом с нами жил человек, сумевший воплотить очень и очень многое, щедро одаренный и давно состоявшийся.

Сталь Никанорович Пензин никогда не был диссидентом, подпольщиком, антисоветчиком. Он просто не стремился к деньгам и славе, ненавидел пошляческую идеологию потребления, стяжательства и карьеризма, социального неравенства и индивидуализма. Напротив, он был личностью общественной, настоящим советским человеком - честным и искренним, из породы тех, кто в войну выстраивались в километровые очереди военкоматовских добровольцев, желающих идти на фронт и защищать Родину…

А война его (поскольку он был из другого поколения) проходила через человеческие сердца, и воевал он всю свою жизнь с самодовольным невежеством, глупостью и равнодушием. Сталь Никанорович был настоящим и редкостным подвижником, педагогом и просветителем.

Печатался едва ли не во всех воронежских газетах (и, в первую очередь, - в «Коммуне»). Опубликовал около десятка любопытнейших книг и неустанно организовывал фестивали, киноклубовские встречи, показы фильмов, лекции, обсуждения... Он, как герой фильма "Сталкер", являлся проводником в незнакомые зоны искусства, где сначала осваивался сам, а потом спешил во что бы то ни стало провести туда новых и новых спутников. Хотел поделиться с ними счастьем открытия человеческих талантов, прозрений и откровений, и это ему удавалось в полной мере.

Удивительное время взрастило столь беззаветного энтузиаста киноискусства. Это была эпоха расцвета страны. Восстанавливались после войны разрушенные города и села, промышленность, наука, искусство. Советское (и лучшее мировое кино) радовало миллионы зрителей своими шедеврами. Десятки имен мастеров экрана оказались востребованными временем надежд, смелых поисков и грандиозных свершений.

Именно в эти, 50-60-е, годы Пензин работал журналистом и учился сначала на филфаке ВГУ, а потом в аспирантуре легендарного ВГИКа (о котором сегодня многие могут только мечтать). Защитив диссертацию в 1968 году, он посвятил свою жизнь киноискусству.

Кино соединило в себе литературу и театр, музыку и живопись вместе с высокими идеями гуманизма, столь необходимыми всем. Повсеместное развитие кинопроката сделало возможным смотреть фильмы в залах, где люди вместе переживали эмоции, воплощенные экраном. Это единение, позитивная энергия которого была уникальна и притягательна, имело какую-то сакральную, магическую силу и смысл.

Роль проводника кино, подобного Сталю Пензину, была сродни миссии волшебника, дарящего и испытывающего счастье от радости и восхищения зрителей, ставших соучастниками того или иного явления искусства.

Сталь Никанорович зачастую привозил рулоны пленок и громоздкие коробки с лентами буквально на себе, приглашал киноведов и авторов картин, привлекал студентов и своих сподвижников (среди которых были самые разные люди) к просветительству, к написанию докладов, созданию новых киноклубов, лекториев и вечеров, надеясь, что встречи с искусством не пройдут бесследно и сумеют заложить в душе зрителя хотя бы семена доброты, света, нового качества осмысления действительности, истории, будущего...

Когда-то Шукшин, отвечая на вопросы "зачем вы снимаете кино и какие цели преследуете", ответил, что даже если два-три человека уйдут после фильма из зала, став хоть немного теплее, чище и лучше, то он будет считать: что картина сделана не зря.

Сталь Никанорович, приводя в залы сотни человек, объясняя им тонкости и смысл авторского послания, наверняка, мог бы подписаться под словами одного из самых любимых своих режиссеров. Хочется верить, что слова эти не оказались пустым звуком, эстафета продолжилась. И усилия подвижников по разные стороны экрана были не напрасны.

Сталь Никанорович Пензин прилагал для этого все свои силы.

Владимир МЕЖЕВИТИН
Источник: газета "Коммуна" N 170 (25798), 10.11.2011 г.