• Kommuna
                        • 2004-10-15 KMM-No. 160

Жизнь и творения волшебника


Мы все, по словам Сент-Экзюпери, "родом из детства", которое начинается с игрушек, в том числе и с кукол. Забавляясь с ними, ребенок ставит собственный спектакль. С марионеток ведет свою историю и искусство театра. В Воронеже театральным куклам повезло: у них прекрасный дворец, в котором разместились театр "Шут" и музей. У них был и свой "папа Карло" – режиссер Валерий Вольховский. Теперь вот появилась еще и книга: "Волшебник из страны кукол" (Воронеж, "Кварта", 2004). Имя автора хорошо знакомо читателям "Коммуны"- театровед, критик Людмила Романова. Она признается, что в ее биографии было два важных и счастливых периода: учеба на театроведческом факультете Ленинградского театрального института театра, музыки и кино и годы дружбы с Валерием Вольховским.

Отчего же грустна ее первая книга? "Волшебник из страны кукол" - подробная, прекрасно иллюстрированная летопись жизни и творчества Валерия Вольховского, приуроченная к первой годовщине ухода Мастера от нас. Это не только творческий портрет замечательного художника, но еще и смелое журналистское расследование причин, из-за которых мы так рано его потеряли.

Доброжелательно рассмотрев все самое талантливое и значительное, что поставлено в "Шуте" за последние полтора десятка лет, критик помогает нам глубже понять художественную природу кукольного театра, заглянуть в его завтрашний день. Анализ режиссерских работ Валерия Вольховского показывает, как широки горизонты, открывающиеся перед современным театром кукол. Новаторство Мастера связано и с выбором тем, сюжетов, характеров персонажей, и с жанрово-стилистическими поисками. Обращался ли художник к поэтическому вымыслу или к подчеркнуто узнаваемой злободневной проблематике, настроен ли был на возвышенно-романтический лад или пользовался резкими красками сатирической палитры, он стремился к главному: раскрыть духовный мир современников. Эта мысль – и есть лейтмотив книги.

Людмила Романова убеждена, что гармония эмоционального и интеллектуального начал при значимости тем – тот ключ, которым стремился овладеть Мастер. Книга раскрывает "секреты" мастерства Вольховского. Один из них – сочетание пластичности изобразительного языка со строгостью колористических решений. Вполне заслуженно сказано много теплых слов в адрес ближайшего соратника Вольховского талантливейшего сценографа Елены Луценко.

Л. Романова подробно останавливается на "трех китах" творчества Вольховского. Это гармоничное сочетание кукол и "живого плана", то есть актеров; последовательный разворот в сторону взрослых зрителей (ничуть не ущемляя при этом интересы детворы); показ не только внешних событий, но и внутренней, духовной жизни персонажей.

Воронежцы были подготовлены к восприятию этих новаций. У нас существовал неплохой областной кукольный театр. Еще дошколенком на новогоднем утреннике 1940 года я был потрясен, когда к нам в зал вышел "живой" доктор Айболит в белом халате и погрозил пальцем: "Не ходите, дети, в Африку!" Мы обещали: "Ни за что..."Приключения зверушек и помощников Айболита уже разыгрывались куклами. До войны шел в Воронеже и чудный фильм А. Птушко "Новый Гулливер", в котором лилипутов представляли марионетки, а Гулливера играл подросток. Двери во "взрослый" театр кукол для нас распахнул Сергей Владимирович Образцов. В 1958 году в городе состоялись первые гастроли его театра, дав нам возможность насладиться "Необыкновенным концертом". За ним последовал не менее знамениты и спектакль "Под шорох твоих ресниц", сольные концерты главного кукольника.

Книга Людмилы Романовой – строго документальное повествование, но выстроенное по законам художественного произведения: в ее основе – драматургия с непримиримыми конфликтами. Автор дает нам возможность наблюдать "хронику текущих событий" не только из зрительного зала, с парадного входа, но и за глянуть за кулисы. Вольховский был приглашен в Воронеж на стыке эпох, когда в искусстве идеологическая удавка сменилась экономической. Критик пишет: "Основная пружина трагедии, приведшей к ранней гибели Мастера, – противоречия триады: творчество-деньги-власть. Под властью подразумеваю не самодурство начальника со стороны, а художника, взвалившего на плечи непосильный труд первопроходца. Помните, у Ф. Феллини в "Репетиции оркестра" музыканты восстали против единовластия дирижера? К чему привел бунт? К хаосу, к гибели орфистки. Оркестранты были вынуждены покорно выполнять команды дирижера. Точно также театр – коллективное искусство – невозможен без железной воли постановщика".

В основе всех споров и скандалов в театре, о которых откровенно говорится в книге, лежали не творческие расхождения, а материальные причины. Можно ли было молодым актерам с их нищенской зарплатой обходиться без "халтуры" на стороне? А каково их старшим коллегам после блистательных зарубежных гастролей возвращаться в общагу? Будь в распоряжении Мастера деньги, квартиры – все можно было бы уладить миром, и сердцу художника не пришлось бы работать с перебоями...

Книга привлекает внимание и к другим проблемам. К примеру, к чисто педагогической: воспитание без нравоучения. Л. Романова обращается к спектаклям "Легенда о добром сердце", "Бука", "Волшебная лампа Аладдина", "Японские сказки", которые дороги детям, живо затрагивают их сердца, рассчитаны на ребячье восприятие. Волшебный мир сказки, "оживающих" игрушек, веселых и занимательных историй – все это естественно входит в богатый и неисчерпаемый мир детской фантазии. Мастер умел причудливо сочетать на сцене вымысел и реальность по тем же законам, согласно которым они соединяются в детских играх – мудром прологе "жизни взрослых".

Оптимистично завершает книгу и Л. Романова: "Творческий опыт Вольховского и солидарных с ним художников приведет к возникновению нового типа театра..."Читатели "Волшебника из страны кукол" никогда уже не смогут надменно смотреть на кукольный театр сверху вниз, как на представление веселых пустячков.

К объяснению в любви к куклам и их волшебнику ведущего воронежского театрального критика присоединился талантливый издательский коллектив: редактор Ю. Полевой, художники и дизайнеры Е. Луценко, А. Вольховский, А. Солодский, А. Матвеев. Спасибо всем!